Как торговые роботы управляют ПИФами

Торговые роботы принимаются за управление ПИФами. Сколько времени осталось управляющим из плоти и крови, чтобы подыскать себе другую работу?

Электронная торговля зародилась в 1980-х годах в США (азы теханализа были сформулированы гораздо раньше, когда графики еще рисовали вручную), а полноценные торговые роботы в том виде, в котором они используются сейчас, появились в 2000-х. Получается, что механической торговле от силы десять лет. Когда мы спрашивали управляющих, что они думают о полной автоматизации управления, почему-то самым частым было воспоминание об обезьяне (известный эксперимент, поставленный много раз: обезьяна, случайно выбирая акции, якобы показывает на определенном интервале доходность выше, чем большинство паевых фондов). Хотя, конечно, общего тут ничего нет: торговый робот в управлении активами — это лишь высшая степень автоматизации торговой стратегии.

Николай Старченко

И хотя управляющие любят ссылаться на статистику, согласно которой стратегия buy & hold самая выигрышная, на самом деле пока нельзя говорить однозначно, что buy & hold всегда будет побеждать торговых роботов: срок существования последних слишком мал. В будущем появятся роботы, которые будут торговать на бирже годами, самообновляясь и самонастраиваясь, — вот тогда сравнение с buy & hold будет уместным. И, что самое интересное, пока неизвестно, кто победит.
Мужская часть нашей редакции, к примеру, скорее отдаст деньги в управление четырехпроцессорному компьютеру, чем человеку. Техника явно завоевывает все больше доверия, и это в совокупности с развитием софта для трейдинга привело к тому, что роботы вторглись в «святыню» фундаментального анализа — управление ПИФами. Управляющая компания «Интраст» уже использует в своем ПИФе «Интраст — фонд акций» робота — автоматическую систему управления активами «Игрок — ПИФ акций», разработанную на основе системы «Игрок Quant» (см. «“Игрок Quant”: тактико-технические характеристики»). Фонд не очень большой, в нем находятся около 35 млн рублей. Кроме того, «Игрок Quant» применяется в «Интрасте» и в индивидуальном доверительном управлении. В принципе теханализом и даже механическими торговыми системами пользуются довольно много ПИФов — обычно небольших, но «Интраст» планирует сделать торгового робота своей фишкой. О том, кто победит в битве компьютера и человека, можно ли полностью автоматизировать управление портфелем и почему опасно заглядывать в будущее, D’ поговорил с вице-президентом ФК «Интраст» Николаем Старченко, заместителем начальника управления торговых операций «Интраста» Павлом Видовым и Глебом Лукиным, генеральным директором «Лаборатории 3 ИТ», которая является разработчиком «Игрока».

 

Павел Видов

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

Николай Старченко: «Интраст» использует алгоритмическую торговлю с 2003 года, когда автоматический торговый комплекс впервые был запущен на реальных деньгах. Параллельно наш партнер «Лаборатория 3 ИТ» занималась разработкой большого программного комплекса, который позволял бы торговать везде — в Америке, в России, на Forex, фьючерсах и т. д. В 2008 году мы отказались от развития технической, то есть «железячной», части серверов, которые будут хранить базы данных, — и решили, что будем сотрудничать с «Лабораторией 3 ИТ».
Павел Видов: Изначально, кстати, стратегии делались в Excel, и этого было вполне достаточно. На первом этапе у нас в «Интрасте» был реализован в основном генератор сигналов — эта та вещь, которая говорит «купить / продать», и этот генератор сигналов был реализован во многом в Excel. Конечно, это была не очень надежная схема, и потом мы начали ее переводить на язык Delphi (наследник Pascal). Административная часть изначально была написана на Delphi, и от этой схемы мы на данном этапе отказываемся. На самом деле чем проще торговые стратегии, тем лучше. Очень сложные стратегии — неустойчивые, а бесконечная оптимизация ее параметров — это тоже путь в никуда. Если сделать рабочую стратегию на двух параметрах — она будет жить годами без каких-либо изменений.

Ну, может, только с какими-то огромными просадками.
Павел Видов: Хорошо, можно туда контроль рисков накрутить, еще что-то. Но на самом деле инвестиционная стратегия на скользящих средних — это очень неплохая стратегия, если придерживаться ее правил в торговле. Просто у большинства трейдеров, которые проигрывают на скользящих средних, проблема не в том, что стратегия плохая, а в том, что они ей следуют плохо, не исполняют сигналы. Примерно в марте 2007 года, когда была сильная для того времени волатильность, связанная с Китаем, мы полезли руками в автоматические системы. Практика показала, что если бы мы этого не делали, результаты были бы гораздо лучше.

ПРИРУЧЕНИЕ РОБОТА

У вас система только выдает рекомендации или еще и исполняет их?
Павел Видов: Мы практически не торгуем сами акциями, где можно торговать алгоритмически. Это может быть либо механическая торговая система, где сигналы исполняются руками, либо система, где все полностью автоматизировано, все самоанализируется, все разбивается по портфелям и все — от генерации сигналов до портфельного менеджмента, до управления рисками и исполнения сигналов — делается автоматически. Когда человек сам торгует, ему исполнять все сигналы на самом деле не так просто, даже если есть алгоритм. Ты купил, акции упали на 5%, а ты сидишь в бумагах и думаешь: ну по-любому же завтра отскочит, и я тогда продам. А завтра цена падает еще на 15%.
Николай Старченко: После долгого и плотного общения с роботами я понимаю, что люди глупее них. Лучше не надо пытаться обыгрывать робота — он сам тебя обыграет.
Павел Видов: …просто хотя бы за счет дисциплинированности.
Николай Старченко: В 2008 году у нас была любопытная история — мы приняли решение отключить всех роботов, просто потому, что ситуация была непонятная и не было полной уверенности в том, что они будут корректно работать. А поскольку все делалось в условиях жесткого цейтнота, то в процессе отключения мы забыли один счет доверительного управления, то есть он так и управлялся роботами.
Павел Видов: Но это не надо писать.
Николай Старченко: Да, мы скажем, что мы его специально оставили. С сентября по декабрь этот счет ни разу не вызвал внимания риск-менеджеров, хотя по другим счетам это случалось регулярно, поэтому он потихоньку работал.
И когда в конце года мы стали смотреть общие результаты, то увидели, что один счет у нас лучше других (он потерял всего около 4%). Стали смотреть, в чем дело, и оказалось, что счетом управлял робот.
Это было в 2008 году, в 2009-м тоже полгода было ручное управление — просто потому, что там понятна была стратегия: нужно было просто накапливать ликвидные бумаги, и никаких особо роботизированных стратегий для такого простого поведения не требовалось. Ну а дальше мы двинулись по пути кооперации с производителями профессионального софта для управляющих. Мы поняли, что развивать свою техническую часть для нас дорого, долго и, возможно, это будет не так хорошо, как использование готового продукта. Нас он вполне устраивает: во-первых, можем свои стратегии в нем использовать, во-вторых, можем брать стратегии, подготовленные аналитиками «Лаборатории 3 ИТ».

К ПИФу вы все это дело прикрутили, чтобы ПИФ был вашей вывеской и гордостью?
Николай Старченко: Мотивов здесь было несколько. ПИФ для робота — сложная задача: ограничения, требования ФСФР. Поэтому была цель сделать робота, который будет эти ограничения учитывать. Это оказалось возможным. Мы его, правда, поставили не на всю сумму ПИФа.

А на сколько?
Николай Старченко: Где-то на четверть фонда.
Павел Видов: Эта четверть — то, что исключительно робот торгует, остальные три четверти торгуются алгоритмически, но «руками».

ОГРАНИЧЕНИЕ РОБОТА


Сколько вам денег нужно для полного счастья?
Павел Видов: Вопрос в том, каким объемом робот может управлять? Все упирается в ликвидность рынка, и связано это с тем, что в алгоритмической торговле основная сложность — это проскальзывание и комиссия. Пресловутая система на двух скользящих средних может зарабатывать на минутных данных мегаденьги, если поставить нулевое проскальзывание.

Стратегии фонда какой таймфрейм графиков используют?
Николай Старченко: Там довольно размашистая стратегия, состав портфеля пересматривается раз в неделю, при этом робот может даже не менять портфель.

В ПИФах есть такая неприятность, что большую часть времени фонд должен быть в акциях. Что будете делать, если робот будет в это ограничение упираться?
Николай Старченко: На днях у нас была ситуация, когда робот распродал весь портфель, но у нас есть еще вторая часть портфеля, которая торгуется «руками». Сейчас мы норматив не нарушаем, но если такая угроза появится, то я чего-нибудь куплю… Вообще построить стратегию, которая полностью будет удовлетворять нормативам ФСФР, довольно просто. Один из вариантов — покупать бумаги в конце дня и продавать в начале следующего.

А чистота стратегии не нарушается?
Николай Старченко: Это лишь один из вариантов. Можно поставить более широкую задачу: если система говорит «продавать все» и у нас есть ограничения ФСФР, мы можем ей сказать, что в этой ситуации она должна 50% портфеля заполнить бумагами, которые имеют самую низкую вероятность падения. Математики и теории финансов вполне хватит, чтобы так задачу поставить, задать такой алгоритм и заставить его работать.

Цель — быть лучше рынка?
Николай Старченко: Естественно. Когда создавался алгоритм для фонда, цель была в долгосрочной перспективе обыгрывать индекс. Когда мы тестировали систему на исторических данных с 2004 года, она обыгрывает индекс в несколько раз.

«Игрок Quant»: тактико-технические характеристики
«Игрок Quant» — технология автоматизированного алгоритмического управления активами. Торговые сигналы формируются целым портфелем разных торговых стратегий, при этом каждой стратегии выделяется некоторая доля портфеля. Лучшие стратегии выбираются ежедневно после закрытия торгов на основе расчетов с учетом данных последнего торгового дня. Сигналы трансформируются в торговые поручения, которые исполняются также без участия человека.
Торговые идеи самих управляющих и результаты тестирования идей (эксперименты) могут накапливаться в специальной базе знаний, это позволяет сохранить знания в случае ухода специалистов, отмечается в описании «Игрока».

РИСКИ РОБОТА


Если я правильно понимаю, конечная цель — торговую систему «Игрок» продать всем остальным ПИФам, чтобы они торговли по ней, а управляющие пошли на биржу труда.
Глеб Лукин: Не совсем.
Николай Старченко: Каждый ПИФ будет задавать свои параметры.

У управляющих есть карт-бланш, протестированный на тех же исторических данных, что и ваши стратегии: они говорят, что buy & hold всегда лучше. Ну да, просадка 50%…
Павел Видов: Так это важно на самом деле: многие люди изначально ставят такую задачу, чтобы не было просадок. По-хорошему для меня управление активами — это контроль рисков. За счет того, что я могу более эффективно управлять риском, чем рынок в целом, потому что у меня более гибкая стратегия по сравнению с основными участниками — за счет этого я получаю более высокую доходность.

Вот этот робот в ПИФе каким-то образом риски ограничивает?
Николай Старченко: Он сделан, чтобы обыгрывать именно buy & hold, при этом риски для него не зажимались настолько, насколько это делается в традиционных алгоритмических системах. У паевых фондов риски по определению высокие, в силу ограничений ФСФР.

Но если вы обыгрываете buy & hold, у вас риски еще выше должны быть.
Николай Старченко: Вот по истории получается, что нет. У системы, которая управляет фондом, довольно простая логика: она покупает только те бумаги, которые предположительно будут расти. Если анализ показывает, что все бумаги на рынке будут падать, то этот робот просто продаст все и будет сидеть в деньгах.

А сидеть в деньгах долго вы ему не дадите, потому что ФСФР…
Николай Старченко: Пока я это руками буду регулировать. Если у меня робот сейчас закрыл позиции и я понимаю, что у меня еще есть по нормативу четыре дня, то эти четыре дня я посижу, а потом что-нибудь куплю.

То есть система для ПИФа выглядит так: есть робот, и мы руками его регулируем.
Николай Старченко: Нужно следующим шагом просто написать техзадание на то, чтобы в моменты падения система отбирала акции с наименьшим прогнозом на падение.
Глеб Лукин: Вообще создание робота для биржевой торговли — это сложнее, чем любая другая задача, к примеру, сложнее, чем автоматизация управления энергосистемами. Потому что здесь нужно реагировать на прошлое в надежде, что статистические эффекты прошлого еще какое-то время будут работать в будущем.

ДЕНЬГИ НА РОБОТАХ

Периодически люди пытаются создавать магазины торговых роботов, в этом есть смысл?
Глеб Лукин: Да, я думаю, это вполне разумный бизнес. В конечном счете клиенту доверительного управления или брокерского обслуживания без разницы, в какие именно инструменты будут вложены его деньги. Его, на мой взгляд, интересует доходность и риск. Естественно, машину времени, которая позволит заглядывать в будущее, никто не предлагает. Человеку дается возможность посмотреть на результаты работы системы в прошлом и принять решение. Это хорошая тема — делать набор роботов, магазин роботов, и обеспечить клиента соответствующей инфраструктурой, чтобы он мог, подобрав робота и подписав соглашение с профучастником рынка, запустить этого робота торговать.

Как бы это выглядело, если бы у меня был открыт брокерский счет?
Глеб Лукин: Вам надо будет подписать допсоглашение к договору брокерского обслуживания (или доверительного управления), определив сумму и выбор робота. Дальше работают наши бэк-офисы.

Некоторые продавцы сигналов демонстрируют кривую доходности системы equity, которая направлена неуклонно вверх.
Павел Видов: Это значит, они проскальзывание не учли. Или в будущее заглядывают. То есть ты делаешь систему, случайно в Excel сдвинул строчку и в будущее смотришь на одну минуту.
Глеб Лукин: Вот здесь на графике результаты работы одной и той же системы на счетах от 10 млн руб. до 10 млрд. Бюджет из 10 млн руб. эта система может увеличить до 51 млн. Бюджет 10 млрд тот же самый робот смог увеличить до 34 млрд. Вот просадка в 2008 году: позицию в 10 млн закрыть легко. С 10 млрд робот будет делать те же операции почти месяц. Здесь, как видите, уже более серьезная просадка, и практически отсутствует флэт-зона, в которой робот вышел в деньги.

Поразительно, что никаких отзывов в блогах о продаже сигналов нет. У меня такое впечатление, что этим мало кто пользуется.
Николай Старченко: Во-первых, рынок только зарождается, во-вторых, отношение к роботам еще так себе. Но оно и в Америке так себе — несмотря на то что 30% хедж-фондов там просто декларируют, что используют роботов.
Ведь большинство людей, которые приходят на брокерское обслуживание, считают, что они гении и быстренько срубят денег. И многие такие клиенты через год начинают понимать, что биржа — это такая же работа, как любая другая, и надо либо становиться профессионалом, тратить время, учиться, либо писать робота.
Это одна часть. Есть другая часть, гораздо более существенная: чтобы робот нормально работал, его нужно периодически подстраивать. Рынок устроен таким образом, что та система, которая хорошо работала в прошлом, еще некоторое время будет работать, а потом будет показывать результаты хуже, чем она показывала на тестировании. Нужно периодически менять параметры, чтобы система продолжала работать. Чем отличается система «Игрок» — тем, что она эту работу делает автоматически.
Глеб Лукин: Преимущества робота в том, что они могут исполнять всю техническую работу, да еще и переобучаться. И решать задачи управления по разным инвестиционным целям — не только получения доходности в рублях, но и получения доходности в акциях «Газпрома», например. Человеку достаточно сложно такую задачу решить.
Павел Видов: Имеется в виду, что человек нам принес 100 тыс. акций «Газпрома», а через год ему отдали 105 тыс. акций «Газпрома».
Глеб Лукин: Заказчику будет предложено два варианта — либо он будет получать сигналы и дальше никто не будет гарантировать результата, либо ему будут предлагаться полностью автоматизированные процессы управления. Мы можем делать это для профессиональных участников на современных технологиях облачных вычислений.

И тогда вы гарантируете результат?
Глеб Лукин: Мы можем гарантировать, что при использовании этого робота будут применяться те же самые модели, что и при формировании картины на текущий момент, и что все сигналы будут доведены до биржи. Что алгоритмы будут те же. Как они сработают — это уже статистика. Мы анализируем статистику определенными математическими методами, определенным образом формируем решения.

Автор: Евгения Обухова

Оригинальное название: Лучше, чем живые

Опубликовано: Журнал «D’» №11 / 14 июня 2010 года

 
Статья прочитана 1435 раз(a).
 

Статьи из рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Архивы

Коллеги

Читать Algoritmus

Контакты