История QUIK

Кто и как создал этот торговый терминал?


ПЕТР РУДЕНКО, Forbes

Здание Сибирской межбанковской валютной биржи. Сегодня здесь находится филиал Московской биржи

В Новосибирске на улице Коммунистической, где современные бизнес-центры соседствуют с двухэтажными деревянными домами, находится необычное здание. Оно скорее похоже на шале где-нибудь в Австрии, чем на офис российской компании, чьи акции обращаются на фондовом рынке. В этом здании расположен филиал Московской биржи, а раньше здесь был офис Сибирской межбанковской валютной биржи (СМВБ) — ключевой торговой площадки региона до начала 2000-х.

В 100 метрах отсюда, если идти по улице в сторону железнодорожной магистрали, находится штаб-квартира другой компании — ARQA Technologies, которая обязана своим появлением СМВБ и оборот которой сегодня превышает 340 млн рублей в год. ARQA Technologies — владелец самой популярной в России торговой платформы Quik, которой пользуются 70-80% частных инвесторов. При этом ARQA Technologies — одна из самых непрозрачных на финансовом рынке компаний, ее владельцы доподлинно неизвестны. Кто и как создавал этот бизнес и почему он оказался успешен?

Представьте себе такую картину: просторное помещение, в углу стоит старый советский телевизор «Рубин», на котором транслируются курсы доллара — спрос и предложение. Один компьютер на весь зал. Чтобы купить валюту, надо подойти к человеку за компьютером, сотруднику биржи, и передать ему бумажку с заявкой. Так в 1992 году торговали валютой не только на Сибирской межбанковской валютной бирже, но и на множестве других, только зародившихся в те времена валютных и фондовых торговых площадках.

Николай Анохин

Николай Анохин

Телевизор в торговый зал принес, откопав его в гараже, Николай Анохин, бывший президент СМВБ, а сегодня глава филиала Московской биржи в Новосибирске и председатель совета директоров ARQA Technologies. Биржа была создана в 1992 году. Ее учредителями стали региональные банки, в том числе новосибирское отделение Сбербанка, филиал Агропромбанка, Сибирский торговый банк — все они принимали участие в торгах, всего около 40 банков из 17 городов Сибири. «Трейдеры приезжали за 300-350 км на машинах, чтобы оказаться в том торговом зале», — вспоминает Анохин.

Конечно, это было неудобно. Все биржи предпринимали попытки разработать свои программы, обеспечивающие удаленный доступ к торгам. Но именно на СМВБ пошли дальше всех. Это объяснялось высоким уровнем технических специалистов в Новосибирске, в 20 км от которого находится знаменитый Академгородок — один из важнейших в России научных и образовательных центров.

По воспоминаниям Анохина, на бирже в то время 80% сотрудников были из Академгородка. В IT-департаменте собралась команда талантливых программистов и технологов, среди них был Владимир Курляндчик, один из будущих создателей Quik.

Владимир Курляндчик

Владимир Курляндчик

Программисты СМВБ участвовали в создании первой региональной электронной площадки по торговле государственными облигациями (ГКО и ОФЗ) в России. Этот проект делали ММВБ и ЦБ на базе Сибирской биржи. Когда проект был завершен, вспоминает Анохин, это стало невероятным прорывом в области финансовых технологий. «К нам в гости приезжал тогда первый зампред правительства Анатолий Чубайс, курировавший экономическую и финансовую политику. Он был удивлен, когда мы сказали, что у нас те же самые котировки, что и на терминалах в Москве», — говорит Анохин.

После завершения того проекта, команда программистов занялась разработкой систем удаленного доступа к биржевым торгам. «Все торги велись на биржевой площадке, — вспоминает директор по маркетингу ARQA Technologies Ирина Козачок, которая тогда была сотрудником СМВБ, — а банки хотели следить за своими позициями из офисов». Так в конце 1990-х годов появился Quickly Updatable Information Kit или сокращенно — Quik.
Сначала это была информационная система трансляции котировок в реальном времени в офисы банков. Заявки трейдерам в торговые залы предавались по телефону. «Это было рискованно, возникали ошибки, потому что по телефону можно было неправильно что-то понять», — рассказывает Анохин. Тогда программисты добавили возможность посылать заявки на покупку и продажу финансовых инструментов.

Основным стимулом для разработки интернет-доступа к торгам стал кризис 1998 года. Обороты торгов упали, и биржам нужно было искать новых клиентов. На других рынках подобные технологии уже существовали — в США торги акциями через интернет шли с 1996 года. В мае 1999 ММВБ выпустила биржевой шлюз ASTS Bridge — программное обеспечение, дающее возможность подключать к торгам на финансовых рынках конечных клиентов с помощью брокерских торговых систем. Программисты СМВБ участвовали в тестировании шлюза. После этого оставалось только выпустить на рынок программу, которую можно было бы устанавливать на компьютеры клиентов, чтобы те могли свободно торговать.

Однако Quik стал не первым терминалом, который подключился к бирже и стал доступен для частных трейдеров. Первой в ноябре 1999 года стала торговая система «Алор-трейд» компании «Алор». Председатель Наблюдательного Совета ГК «Алор» Анатолий Гавриленко вспоминает, что перед тем как разработать свое ПО, он предлагал Владимиру Курляндчику сделать это вместе.

Это было осенью 1998 года. «Курляндчик сказал, что проблемы в создании такой программы не видит, и попросил за свои услуги $10 000», — говорит Гавриленко. Таких денег в кризис 1998 года Гавриленко давать не стал, а договориться о партнерстве не удалось. В итоге в «Алоре» разрабатывали софт самостоятельно.

«Когда мы создали свой терминал, мы понимали, что он будет для внутреннего использования, — объясняет председатель технического совета ГК «Алор» и председатель IT-комитета Московской биржи Алексей Хорунжий, — Чтобы сделать из терминала отдельный бизнес, нужны были значительные вложения в сотрудников, инфраструктуру».

QUIK был подключен к бирже спустя месяц, в декабре 1999 года. Примерно в одно время с ней подключились и другие торговые платформы. Например, WEB2L разработки фирмы CMA Small Systems AB из Швеции, продающий финансовый софт более чем в 40 стран мира. Или платформа «Инвестор» фирмы «Инист», которая потом участвовала в разработке программного обеспечения одной из крупнейших в России интернет-платежной системы «Киберплат». Свой продукт «НетИнвестор» предоставило информационное агентство «МФД-ИнфоЦентр».

Интернет-доступ сразу изменил рынок: упростился и стал быстрее процесс заключения сделок, их число выросло. Кроме того, снизился порог входа для частных инвесторов. Без интернет-доступа брокеру было невыгодно работать с клиентами, если у тех было менее $15 000 на счету. Интернет-трейдинг позволил прийти на рынок инвесторам с $500. Через полгода работы шлюза ASTS Bridge 41% оборота фондовой секции ММВБ приходилось на интернет-трейдинг. Только в ноябре 2001 года оборот по акциям за месяц вырос больше чем на 40%, до 77 млрд рублей.
С появлением интернет-трейдинга и концентрацией биржевых торгов в Москве, необходимость в региональных биржах постепенно отпадала, по сути они предоставляли свою инфраструктуру для торгов на ММВБ. И в 2000 году СМВБ вывела самое ценное, торговую платформу Qiuk, в отдельную компанию — «СМВБ — Информационные технологии». Ее сотрудниками стали специалисты IT-департамента биржи.

По словам Анохина, первое финансирование компания получала от СМВБ, которая выступила ее учредителем. Но спустя несколько месяцев она уже вышла на самоокупаемость и вскоре поменяла владельцев. Анохин, Курляндчик и Козачок не стали комментировать структуру собственности компании.

По данным Спарк, в 2007 году акциями «СМВБ-ИТ» владели три компании — «Форум-Н» (45%), «ВесТа» (36%), «Финансы в Сибири» (19%). Владельцем 100% последней значился сын Анохина — Роман. В октябре компания «СМВБ-ИТ» была переименована в ARQA Technologies и ее владельцем в 2011 году, по данным СПАРК, являлся Сергей Першин (83%), бывший административный директор СМВБ. По словам Николая Анохина, Першин только регистрировал компанию, но конечным бенефициаром не является. С Першиным связаться не удалось. Участники рынка, опрошенные finanz.ru, называют бенефициарами компании именно Анохина и директора по развитию ARQA Technologies Владимира Курляндчика.

Зампред правления Московской биржи Андрей Шеметов не видит конфликта интересов в том, что Анохин, являясь руководителем сибирского филиала, совмещает эту работу с должностью председателя совета директоров ARQA Technologies. «Они наш партнер по нескольким проектам, не вижу в этом ничего необычного», — говорит он.
По оценкам Хорунжего, сейчас Quik занимает более 80% рынка. Большую роль в развитии Quik, уверен Анохин, сыграло то, что ARQA Technologies активно взаимодействовала с брокерами и пыталась учесть пожелания клиентов. Один из таких брокеров — компания БКС, которая также была основана в Новосибирске. Ее офис находится в 10 минутах ходьбы от офиса ARQA Technologies. За счет того что ARQA Technologies продала свои терминалы крупным ритейловым брокерам (БКС, «Финам», «Открытие»), она и добилась того, что большинство клиентов пользуется именно ее продуктом.

Уже к 1 октября 2001 года «СМВБ-ИТ» вырвалось в лидеры по числу установленных систем интернет-трейдинга в банках и инвестиционных компаниях. По данным компании «Интернет Маркетинг», из 194 компаний торгующих на бирже через интернет, QUIK пользовались 59. Система «ИТС-брокер» была установлена в 35 организациях, «НетИнвестор» — в 27. Системами интернет-трейдинга собственного производства пользовались в Альфа-банке («Альфа-Директ»), Гута-банке («Гута-Брокер»), в Росбанке (RosTrade). Сегодня систему Quik используют около 300 банков, инвестиционных и управляющих компаний.

Постепенно программа совершенствовалась, но ее дизайн по-прежнему напоминает конец 1990-х. При этом у ARQA Technologies есть приложения для IPhone и IPad, а вот с установкой терминала на компьютеры Apple возникают проблемы: приходится ставить на них эмуляторы Windows, а уж следом сам Quik.

Для брокеров главный плюсом использования терминала стороннего разработчика является экономия, считает директор по операциям с ценными бумагами в сети интернет Альфа-банка Сергей Рыбаков. Создание и поддержание своей собственной торговой системы — чрезвычайно сложная и дорогая задача. Разработка стоит несколько миллионов долларов и займет несколько лет работы. При этом гарантий того, что терминал будет успешен, нет. К тому же, чтобы не терять клиентов, привыкших к Quik, брокерам приходилось покупать продукт ARQA. «Мы, например, купили Quik для тех, кто к нему привык, хотя им пользуется у нас 600 пользователей, при 23 000 пользователей терминала «Алор-трейд», — говорит Хорунжий.

По словам Козачок, система тарифов на QUIK практически не менялась со дня основания компании. Принцип ее прост — финансовая организация платит единовременный платеж (от 140 000 до 200 000 рублей в зависимости от выбранной конфигурации системы) и получает работающую систему на 10 пользователей. С ростом числа клиентов плата растет, но в пересчете на одного пользователя лицензия обходится дешевле. ПО предоставляется в пользование без ограничения срока, но есть плата за ежемесячное абонентское обслуживание, которое составляет в среднем от 8700 до 15 200 рублей на первых 10 пользователей. Дальше действует такой же порядок ценообразования, как и при покупке лицензии.

Конфигурация системы может расширяться за счет дополнительных модулей — торговых интерфейсов (например, интерфейса London Stock Exchange), информационных интерфейсов (новостной ленты Thomson Reuters). «Все эти возможности появлялись постепенно, по мере развития финансового рынка и технологий» — говорит Козачок.
Порой компания понимала, что будет нужно клиентам, гораздо раньше их самих, говорит управляющий директор по технологическому развитию НП РТС Сергей Замолоцких, который отвечал за IT на бирже РТС. «Каждое нововведение требовало большой концентрации и тесной совместной работы экспертов как со стороны биржи, так и со стороны компаний — разработчиков брокерского ПО. С учетом того что Новосибирск находится в другом часовом поясе, для них это было еще тяжелее, но ребята всегда ответственно подходили к делу», — вспоминает Замолоцких.

К 2006 году число конечных пользователей программы достигло 10 000 человек, и компания открыла технический центр в Москве. По словам нескольких участников рынка, приблизительно в это время глава «Алора» Анатолий Гавриленко впервые начал дискуссию о том, что Quik нужно превратить в открытое акционерное общество. Несколько участников рынка рассказывали, что Гавриленко интересовался покупкой компании «СМВБ-ИТ». «Корыстного интереса с моей стороны не было», — уверяет Гавриленко. Программа Quik стала монополистом, и от нее зависело благополучие участников рынка, объясняет он. «Компания-разработчик закрытая и непрозрачная и есть риск, что она в любой момент может быть продана или что-то с ней случится, а рынок пострадает», — объясняет он.
Анохин уверен, что одной из главных причин успеха компании стало как раз то, что она была независима от желаний отдельных участников рынка.

Захватив рынок частных трейдеров, ARQA в 2007 году запустила новый продукт — софт под названием Qort, для послеторговой обработки сделок, расчетов комиссий, налогов и пр. Сейчас им пользуются около 20 компаний.
Кризис 2008 года не оказал серьезного влияния на компанию, несмотря на обвал фондового рынка и снижение объема торгов. Бизнес ARQA от этого не зависит. В 2009 году чистая прибыль упала до 50,9 млн рублей с 55,4 млн рублей в 2008 году. В 2010 она составила около 30 млн рублей, что руководство компании объясняло серьезными инвестициями в технический центр в Москве и открытием технического центра в Киеве. В 2012 году чистая прибыль выросла до 74,3 млн рублей.

Выручка с 2008-го по 2012 год выросла почти в два раза, до 313, 3 млн рублей. По словам Курляндчика, в 2013 году выручка составила 340 млн рублей, размер чистой прибыли в 2013 году он называть не стал.

С ростом компания стала медленнее реагировать на пожелания клиентов. По словам директора по информационным технологиям «Ай Ти Инвест» Андрея Осташова, свое ПО позволяет оперативно реагировать на изменение клиентского спроса и на рыночные изменения. «В сентябре прошлого года ЦБ принял новые требования к осуществлению необеспеченных сделок с ценными бумагами. В нашей торговой системе необходимые изменения были внесены в сентябре 2013 года. Аналогичные изменения в QUIK внесены лишь к концу марта 2014 года», — говорит Осташов.

Компания развивается и на зарубежных рынках. В 2011 году был открыт офис и дата-центр на Украине. В сентябре 2011 года программный комплекс QUIK был сертифицирован Варшавской фондовой биржей (WSE), а ARQA Technologies вошла в список независимых поставщиков программного обеспечения WSE. В 2012 QUIK подключился к торговым системам Варшавской и Лондонской биржи. А в прошлом году компания открыла офис в Лондоне.
Неплохой результат для владельцев этого бизнеса, искавших 20 лет назад старый телевизор, чтобы показывать дилерам курсы валют на региональной бирже.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 2526 раз(a).
 

Статьи из рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Архивы

Коллеги

Читать Algoritmus

Контакты