Бунт машин: увертюра

19 октября 1987 года произошел обвал на биржах США, который стал абсолютным крахом в истории

Сергей Голубицкий

Национальная деловая сеть http://i-business.ru/blogs/23639

Сегодня исполняется 25 лет со дня страшного биржевого потрясения — Черного понедельника, 19 октября 1987 года. Событие это вошло в историю не столько самым большим на тот момент относительным (минус 22,6 %) и абсолютным (- 508 пунктов) падением биржевого индекса за один день, сколько ужасом потрясения от иррациональных обстоятельств, выходящих из-под контроля человеческой воли.

Обратите внимание на соседнюю - слева - новость о бомбардировке авиацией США иранских нефтяных платформ: ничего не изменилось за 25 лет

Обратите внимание на соседнюю — слева — новость о бомбардировке авиацией США иранских нефтяных платформ: ничего не изменилось за 25 лет

У обвала 1987 года есть одно принципиальное отличие от более известного в широких кругах биржевого краха 1929 года, когда тремя ударами (Черный четверг, 24 октября, Черный понедельник, 28 октября, и Черный вторник, 29 октября) была на два поколения вперед разрушена магия американского фондового рынка.

Черный понедельник 1987 года не сопоставим по урону, который был нанесен как самой бирже, так и реальной экономике. Для того чтобы восстановиться после краха 1929 года, фондовому рынку потребовалось 25 лет! Обвал же 1987 года на историческом графике вообще не заметен: цены восстановились в полном объеме уже к 1990 году.

В реальной экономике крах 1929 года стал триггером самого тяжелого в истории Америки экономического и социального потрясения — Великой Депрессии. Черный понедельник 1987 года на реальную экономику вообще не оказал никакого влияния.

В психологическом плане у Черного понедельника также не было никаких последствий: в 29-ом году трейдеры выпрыгивали из окон гостиниц от отчаяния (на самом деле никто никуда не прыгал: исследование этого мифа вы найдете в моей статье, написанной в 2010 году для биржевого журнала D-Штрих , «Прыгуны«, однако историческая правда ровным счетом ничего не меняет в социальной мифологии: общество до сих пор убеждено, что октябрь 1929 года связан с многочисленными человеческими жертвами :). После 19 октября 1987 года трейдеры, опечаленные, а многие — даже разоренные, отправились дружно пить пиво и виски в соседние с Уолл-стрит бары.

Почему же при воспоминании о 19 октября 1987 года профессиональный люд до сих пор содрогается от страха? Потому что Черный понедельник явился первым в истории бирж иррациональным выходом из-под контроля процесса, который раньше всегда казался управляемым и, как минимум, поддающимся осмыслению.

В октябре 1929 года было страшно, но абсолютно понятно: биржевой крах вызвал беспрецедентный ипотечный кредит, который цвел гнилым цветом на протяжении всех 20-х годов, а затем плавно перетек в дикую спекуляцию на фондовой бирже, когда акциями бездумно и безбашенно торговали таксисты и официантки. Когда рынок начал обваливаться, все понимали, что виновата человеческая жадность, которая на первых признаках падения сменилась не менее примитивным человеческим страхом: люди в панике сбрасывали акции, никто их покупать не хотел, цены стремительно неслись вниз.

В октябре 1987 года было почти не страшно, зато совершенно непонятно: сначала торги никак не могли открыться — трейдеры не понимали, что происходит, и битый час пялились в неподвижную тикерную ленту. Когда торги неожиданно запустились, лента помчалась с такой скоростью, что человеческий глаз был просто не в состоянии зафиксировать хоть какую-то осмысленную информацию. Ясно было одно: начался невиданный и неслыханный обвал!

Настоящего «бунта машин» в Черном понедельнике еще не было. Зато были первые ростки, на которые никто не обратил особого внимания. Комиссия по ценным бумагам и биржам, правда, вроде как сделала выводы и ввела (через три года!) т.н. Правила 80А и 80В, которые запретили индексный арбитраж при изменении индекса Доу-Джонса более, чем на 50 пунктов, и обусловили прерывание торгов при падении в течение одной торговой сессии более, чем на 10 %. Однако эти меры явились лишь частной реакцией на частную же технику программных торгов (в частности — индексного арбитража), поэтому они ровным счетом ничего не изменяли в фундаментальных отношениях между живыми трейдерами и автоматизированными системами.

В результате мы получили сегодня монстра, полностью вышедшего из-под контроля, существующего сам по себе и готового в любой момент поднести сюрприз вроде обвала на 990 пунктов за 5 минут в мае 2010 года («Жирный палец»).

Подробный и обстоятельный анализ феномена Черного понедельника вы найдете в моей статье уже в ближайшем номере «Бизнес-журнала», сейчас же я хочу обратить внимание коллег лишь на одно поразительное обстоятельство: признаки грядущей катастрофы были заметны невооруженным глазом как минимум за полмесяца, тогда как коррекция наступила вообще в конце лета:

В конце августа индекс Доу-Джонса опустился ниже линии восходящего тренда — событие, даже при самом скептическом отношении к теханализу, не может оставаться без внимания, потому что этот тренд поддерживал рынок на протяжении более 1000 пунктов!

В начале сентября рынок в прямом смысле слова начал обваливаться — обстоятельство, которое единодушно стали приписывать внешним экономическим и политическим факторам. Три последних дня — 14, 15 и 16 — обвал начался уже серьезный, однако никто не обратил внимания на его технические причины: все по старинке зациклились на риаллайфе.

Давайте взглянем на эти три дня, предшествовавшие Черному понедельнику, через увеличительное стекло:

15 октября Доу-Джонс упал на 58 пунктов — просто так 🙂 Ну вроде как поддержал негативную тенденцию предыдущего дня.14 октября индекс Доу-Джонса упал на 96 пунктов — это было самое большое падение в абсолютном выражении за всю историю американской биржи. Общественность единодушно приписала обвал пронесшимся слухам о возможном введении налога на прибыль, получаемую от слияний и поглощений, набравших в 1987 году совершенно немыслимый размах.

16 октября индекс рухнул на 108 пунктов — новый абсолютный рекорд со знаком минус. Консенсус гласит, что повлиял слух о возможной госпитализации Нэнси Рейган, жены президента, у которой обнаружили рак.

Уик-энд принес еще целый букет негатива из риаллайфа: в Японии подготовили налог в размере 96 процентов на любую спекулятивную сделку с недвижимостью; Германия заявила о пересмотре налогов, которые бы сделали покупку немцами американских казначейских облигаций невыгодными; конгрессмен-демократ Дик Гефард выступил на телевидении с предложением запретить импорт (!!!); казначей Джеймс Бейкер также на голубом экране объявил Германии валютную войну из-за разногласий по корреляции обменного курса между долларом и дойчемаркой; наконец, подтвердилась информация о бомбардировке авиацией США иранских нефтяных платформ (кстати об Иране: думаю, коллегам давно хочется знать, откуда растут ноги прямо-таки зоологической ненависти Америки к этой стране. Отсылаю к серии своих статей на эту тему: «Американская мулета» и «Точное время — полночь!»).

Спору нет: информационный фон мрачный. Но не до такой степени, чтобы после трех страшных проседаний вызвать еще больший обвал на 508 пунктов!

Если бы в четверг или пятницу кто-то из политиков, видных и авторитетных экономистов, биржевых экспертов, руководителей торговых площадок, журналистов на худой конец, провел анализ ситуации, определил реальную причину обвала и обнародовал ее в прессе или на телевидении, Черного понедельника не было бы!

И дело не в том, что профессионалы не видели реальной причины падений 14, 15 и 16 октября — все видели и знали, что идет массовое хеджирование позиций с помощью фьючерсов на индекс S&P! — однако никто не оценил потенциальную угрозу, которую несет в себе эта мрачная технология.

В результате случилось, что случилось: крах Черного понедельника целиком и полностью был обеспечен компьютерными программами, которые сначала запустили фьючерсные хеджеры, затем подхватили индексные арбитражеры, после чего ситуация окончательно вышла из-под контроля, и рынок перешел в свободное падение. В последний час торгов (точнее с 2:45 до 16:00) никто ничего на площадках не делал, а только сидел, открыв рот, и наблюдал, как рынок падает на 300 пунктов (за один час! это 15 % всего индекса!).

Как я уже сказал, тонкости и вкусности (почти почасовое восстановление событий 19 и 20 октября 1987 года) вы найдете в моей статье в «Бизнес-журнале». Мораль же сегодняшнего поста такова: иногда стоит остановиться и подумать (не только на бирже, но и в нашей собственной повседневной жизни и быту!): сколько же страшных, грустных и трагических событий мы вызываем собственными руками! Сколько всего можно было бы предотвратить, если б люди умели хоть чуточку включать мозги и вовремя останавливаться.

Впрочем, ненаучная фантастика — это уже не мой жанр 🙂

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 2495 раз(a).
 

Статьи из рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Архивы

Коллеги

Читать Algoritmus

Контакты